ЛЕНТА

Древнеримские настолки

Настольные игры были популярны с древности. В советское время игры делились на детские и взрослые. Взрослые играли в карты, нарды, домино, шахматы, дети — в «ходилки», шашки и всяческие загадывалки. Правда, у детей было дозволенное окошко в мир взрослых игр — карты «в дурака» и доминошки. А вот взрослые не играли в «камень, ножницы, бумага» или «чет/нечет». Подробнее об играх Древнего Рима рассказывает Юлли Улетова, автор сайта «Помпеи шаг за шагом».

Мужчины Древнего Рима, невзирая на сословия, обожали азартные игры. Эту любовь не могли сломить никакие ограничения и запреты. Забавно, но они с огромным удовольствием резались и в «детские» игры.

Сам император Август — пример для сограждан в сдержанности эмоций и неприхотливости быта — не мог удержаться от соблазна. Светоний приводит цитаты из его писем Тиберию и дочери Юлии. И если первому он просто рассказывал о проведенном с друзьями времени за игрой, то второй слал деньги «на случай, если кому за обедом захочется сыграть в кости или в чет и нечет».

«Чет/нечет», по-латински par impar, была весьма популярна и в Древней Греции. Ее неоднократно упоминали античные авторы, поэтому восстановить ее правила не составляет труда. Один игрок держит в кулаке несколько мелких предметов, второму предстоит отгадать — четное или нечетное их количество спрятано.

Выигрышем обычно было то, чем играли. Если играли ерундой — бобами, камешками, орешками, то это — alea minor. Если тессерами (игровыми жетонами) или деньгами, то par impar уже alea maior и выигрыш более значим, чем в первом варианте.

Фреска в остерии Помпей на улице Меркурия с изображением мужчин, играющих за столом в кости

Юлли Улетова

Поделиться

Кстати, неденежный par impar часто использовали как вариант жребия. Именно поэтому всем известная фраза Юлия Цезаря «жребий брошен» в оригинале Светония звучит как “alea jacta est” (Плутарх указывает греческий вариант, основанный на цитате из комедии Менандра, но суть его та же).

Как жребий, могла использоваться и другая игра — морра. Это современное название — искажение латинского micare digitis, «мелькать пальцами», от которого произошло и латинское название игры — micatio. Суть игры — в угадывании, сколько всего пальцев выкинут игроки. Цифра называется в момент, когда все участники растопыривают произвольное количество пальцев.

Уже упоминавшийся император Август, по словам Светония, во времена второго триумвирата весьма жестоко использовал морру как жребий:

Двум другим, отцу и сыну, просившим о пощаде, он приказал решить жребием или игрою на пальцах, кому остаться в живых, и потом смотрел, как оба они погибли — отец поддался сыну и был казнен, а сын после этого сам покончил с собой.
Гай Светоний Транквилл. «Жизнь двенадцати цезарей». Перевод с латинского Михаила Гаспарова

Морра фигурировала также в общеизвестной поговорке, свидетельствующей о кристальной честности человека: «да с ним в морру в потемках можно играть!» Например, ее использует гость Трималхиона Ганимед в «Сатириконе» Петрония:

Помню я Сафиния! Жил он (я еще мальчишкой был) вот тут, у старых ворот: перец, а не человек! Когда шел, земля под ним горела! Зато прямой! Зато надежный! И друзьям друг! С таким можно впотьмах в морру играть.
Гай Петроний Арбитр. «Сатирикон». Перевод под редакцией Бориса Ярхо

Смысл поговорки объясняет Цицерон в трактате «Об обязанностях»: «ничто неподобающее не выгодно, даже если бы ты мог достигнуть его, никем не изобличенный» (перевод Виктора Горенштейна).

Самый известный нам вариант жребия — подбрасывание монетки. У нас название этой игры — «орел или решка» — связано с изображениями на монетах, появившимися чуть ли не в допетровской Руси. Римляне — не исключение, их вариант «орла или решки» назывался navia aut capita, «корабль или голова», по тем же самым причинам.

Макробий в своих «Сатурналиях» возлагает ответственность за такой выбор изображений на бога Януса:

Когда он первым же стал чеканить деньги, то выразил уважение к Сатурну тем, что с одной стороны [монеты] велел оттискивать изображение собственной головы, а с другой — корабля, чтобы тем [самым] увековечить память о Сатурне среди потомков, так как тот прибыл [в Италию] на корабле. Что деньги были отчеканены [именно] таким образом, сегодня подтверждает и азартная игра, когда мальчишки, бросая денарии вверх, кричат во время игры — свидетеля древности: «Головы!» — или: «Ладьи!»
Амвросий Феодосий Макробий. «Сатурналии». Перевод Витольда Звиревича

Прорисовка древнеримской медной монеты с изображением двуликого Януса и носа корабля. Nordisk familjebok (1904)

Wikimedia Commons

Поделиться

Император Август был большим любителем и игры в кости и даже оставил упоминание о ней в одном из писем к своему пасынку:

За обедом, милый Тиберий, гости у нас были все те же, да еще пришли Виниций и Силий Старший. За едой и вчера и сегодня мы играли по-стариковски: бросали кости и у кого выпадет «собака» или шестерка, тот ставил на кон по денарию за кость, а у кого выпадет «Венера», тот забирал деньги.
Гай Светоний Транквилл. «Жизнь двенадцати цезарей». Перевод Михаила Гаспарова

Кости — настоящая азартная игра для взрослых! Здесь вариантов оформления и правил немало. Сначала роль «бабок» исполняли астрагалы — таранные кости копытных. Их найдено великое множество по всей античной ойкумене.

Использовались они не только в играх, но и в гаданиях. Общий смысл и тех, и других заключался в подсчете или истолковывании позиции астрагала.

Астрагалы из Керченского музея

Юлли Улетова

Поделиться

Поскольку эта косточка имеет два закругленных конца, на которых стоять не может, две широкие и две узкие стороны, из каждой пары которых одна вогнутая, а другая — выпуклая, то комбинация их возможных позиций увеличивается с количеством используемых астрагалов.

Например, выпуклая узкая сторона считается как 1 очко, выпуклая широкая — как 3, вогнутая широкая — как 4, вогнутая узкая — как 6. В стандартной игре использовалось обычно четыре астрагала.

При этом, как и в современном лото, где используется игровой жаргон, который еще и развлекает игроков («21 — ем один», «48 — половинку просим», «69 — туда-сюда», «77 — топорики» и так далее), в римской игре в кости у позиций, помимо очков, также были названия.

Два из них называет Август в своем письме. «Собака» — это самая «дешевая» позиция. Но поскольку Август играл не астрагалами, а костями в виде кубиков с указанием очков на каждой стороне, то «Венера» в его письме — это самая выигрышная комбинация цифр на четырех кубиках: 1, 3, 4 и 6 (в случае с астрагалами iactus Veneris — это четыре разные позиции). Известны названия и других комбинаций.

Набор кубиков из Помпей. Антиквариум Боскореале

Parco archeologico di Pompei

Поделиться

В кости, конечно, играли уже на деньги, и часто на вполне приличные. В Помпеях сохранилось граффито какого-то удачливого игрока, который на радостях записал: «Играл в Нуцерии. Выиграл 855 с половиной динариев. Это правда» (CIL IV, 2119).

Упомянутые 855,5 динария — это огромная сумма для рядового помпейца, почти 4 тысячи сестерциев, тогда как на 30 сестерциев можно было прожить месяц семье из трех человек. А выиграл ее помпеец в соседнем городе — Нуцерии. Удивительно, как он добрался домой живым с такой суммой в кармане.

Заглянем снова в письма Августа:

Милый Тиберий, мы провели Квинкватрии с полным удовольствием: играли всякий день, так что доска не остывала. Твой брат за игрой очень горячился, но в конечном счете проиграл немного: он был в большом проигрыше, но против ожидания помаленьку из него выбрался. Что до меня, то я проиграл тысяч двадцать, но только потому, что играл, не скупясь, на широкую руку, как обычно. Если бы стребовать все, что я каждому уступил, да удержать все, что я каждому одолжил, то был бы я в выигрыше на все пятьдесят тысяч. Но мне это не нужно: пусть лучше моя щедрость прославит меня до небес.
Гай Светоний Транквилл. «Жизнь двенадцати цезарей». Перевод Михаила Гаспарова

Здесь император упоминает игровую доску — tabula lusoria. Игр на игровых досках также известно несколько. Например, латрункули (latrunculi) или «12 знаков» (duodecim scriptorum). Вариантами дуодецима, отличающимися размерами игровых досок, были алеа (alea) и табула (tabula).

Суть этих игр заключалась в том, что фишки двигались по игровому полю, попутно выполняя различные задачи и подчиняясь правилам. Ходы фишек определялись броском костей. Из современных игр на древнеримские больше всего похожи нарды.

В «Палатинской антологии» — собрании античных и средневековых греческих эпиграмм (всего около 3700), составленном в X веке, сохранилась эпиграмма Агафия из Мирины. Этот византийский поэт и историк описал игру в табулу императора Зенона, в которой неудачный бросок костей приводит последнего к проигрышу. Описание настолько понятно, что позволило в XIX веке реконструировать правила табулы.

Впрочем, среди императоров Август и Зенон был не одиноки в своей страсти к костям. По свидетельству Светония, Клавдий «до игры в кости был великий охотник и даже выпустил о ней книжку; играл он и в поездках, приспособив доску к коляске так, чтобы кости не смешивались».

Игровые доски делали из камня, из дерева, из кожи. Они могли быть целыми столами, изготавленными на заказ из мрамора, например. Обычная tabula lusoria — не такая уж и редкая археологическая находка.

Но часто римляне обходились и без нее — в публичных местах, где приходилось проводить время в ожидании, игровое поле просто выцарапывали на подходящих поверхностях. Это полы базилик (например, Базилика Юлия на Форуме в Риме), амфитеатров, театров и так далее. И не только в столице — Риме. На плите вымостки форума в Тимгаде — римской колонии в Северной Африке — нацарапана игровая доска с латинскими надписями.

Фрагмент керамического покрытия пола с нацарапанным игровым полем из Каллевы Атребатум — римского города в Британии. Музей Ридинга

Wikimedia commons

Поделиться

Но если игра велась и не на деньги, а лишь на интерес, это не гарантировало мирного ее завершения. Даже в таких безобидных вариантах игроки жульничали, ругались и дрались. При археологических раскопках найдены кубики-кости, у которых снимались одна или две стороны. Достаточно было прикрепить грузик напротив стороны с нужной цифрой, и «заряженная» кость чаще будет показывать именно ее.

Фреска, открытая в каупоне некоего Сальвия в Помпеях, изображает спор двух игроков в кости. Над ними написаны реплики. Один из них утверждает, что совершил бросок, закончив игру, второй же возражает: «Это не тройка, а двойка!»

Фреска из каупоны Сальвия

Parco archeologico di Pompei

Поделиться

А вот еще одна интересная цитата из «Жизни двенадцати цезарей» об очередном императоре:

Даже из игры в кости не погнушался он извлечь прибыль, пускаясь и на плутовство, и на ложные клятвы. А однажды он уступил свою очередь следующему игроку, вышел в атрий дворца и, увидев двух богатых римских всадников, проходящих мимо, приказал тотчас их схватить и лишить имущества, а потом вернулся к игре, похваляясь, что никогда не был в таком выигрыше.
Гай Светоний Транквилл. «Жизнь двенадцати цезарей». Перевод Михаила Гаспарова

Как видим из описания Светония, Калигула был на редкость неприятным и нечистым на руку человеком. Не будь он императором, его наверняка нещадно били бы за каждую игру в кости.

В уже известной нам каупоне Сальвия другая фреска демонстрирует момент начала драки. Два игрока схватились за грудки: «ты обманываешь меня, приятель, это тройка!» — кричит один. «Дурака типа тебя не грех и обмануть», — отвечает другой. «Вон отсюда, если желаете подраться», — резюмирует хозяин кабачка, выталкивая обоих.

Фреска из каупоны Сальвия. Оригинал

Parco archeologico di Pompei

Поделиться

Фреска из каупоны Сальвия. Прорисовка утраченного

Parco archeologico di Pompei

Поделиться

Игры на деньги были запрещены на улицах древнеримских городов законом (Lex alearia) круглый год, за исключением веселого праздника Сатурналий, когда большинство запретов не действовало, и даже рабы на несколько дней становились хозяевами, а хозяева — рабами.

«Как же так, — удивитесь вы, — получается, что, несмотря на запрет, весь Древний Рим увлекался азартными играми?» Так и было. Играли в домах, в питейных заведениях (винариях), харчевнях (термополиях и каупонах), в гостиницах (госпициумах) и прочих местах.

Если кого-то ловили вне помещения, то штрафовали довольно жестко — по закону штраф в четыре раза превышал ставку. Тем не менее, людей азартных, да еще и со свободным временем, запреты и наказания не останавливали. Вместо денег на игровых столах появились жетоны с указанием ставки, например, перечеркнутая цифра X — динарий.

А что же дети? Им азартные игры точно не подходили, но можно было поиграть в «башенку» (ludus castellorum) или орку (orca): в первом случае грецкие орехи следует кидать так, чтобы на земле они выстраивались в треугольник, во втором — закидывать в горлышко орки, сосуда, похожего на амфору.

Хоть и играли в орехи не на деньги, а на интерес, тем не менее, за мухлеж можно было поплатиться.

Хоть ни серьезности нет, ни убытка в игре на орехи,
Часто, однако, она спинам мальчишек страшна.
Марциал. «Эпиграммы», XIV, 19. Перевод Федора Петровского

Грецкие орехи как игрушки даже были символом детства. Римские поэты и писатели часто используют метафору отказа от игр в орехи как рубеж между детством и взрослой жизнью.

Eсли на наши взглянуть седины, на жалкую нашу
Жизнь и на то, что теперь мы делаем, бросив орехи,
Корчим когда из себя мы дядюшек…
Персий. «Сатиры», I, 8-10. Перевод Федора Петровского

Как знак прощания с детством орехи рассыпали и на свадьбах («муж, сыпь орехи» у Вергилия или «орехов пусть мальчикам даст…» у Катулла). В целом, грецкие орехи были довольно желанным подарком не только у детей. Особенно ко времени такой подарок был в Сатурналии — трехдневный праздник, когда, как уже говорилось, разрешалось почти все, в том числе и азартные игры на виду у всех.

Вот сатурнальских тебе, Ювенал мой речистый, орехов
Я посылаю теперь с маленькой дачи моей.
Все остальные плоды раздарил шаловливым девчонкам
Щедрый похабник у нас, бог — охранитель садов.
Марциал. «Эпиграммы», VII, 91. Перевод Федора Петровского

Ну, а если под рукой не было даже орехов, а игры на пальцах надоели, то оставался беспроигрышный вариант — прятки (latibulo).

Фреска с изображением играющих в прятки купидонов из криптопортика Дома Оленей в Геркуланум. Музей Сен-Раймон, Тулуза

Wikimedia commons

Поделиться

Не стоит думать, что играли исключительно дети да мужчины.

В Неапольском археологическом музее демонстрируется другая фреска из Геркуланума — из Дома Нептуна и Амфитриты. На картине изображены титанида Латона (Лето), царица Фив Ниоба, дочери Левкиппа Феба и Гилайера (жены Диоскуров — сыновей Латоны) и младшая харита Аглая.

Две последние играют в пенталиту (pentalitha) — «пять камешков». Это популярная греческая игра, в которой вместо камешков можно было использовать орехи, бобы, ракушки или даже костяшки пальцев.

Фреска с изображением Латоны, Ниобы, Фебы, Гилайеры и Аглаи. Оригинал

Wikimedia commons

Поделиться

Фреска с изображением Латоны, Ниобы, Фебы, Гилайеры и Аглаи. Прорисовка

Wikimedia commons

Поделиться

Древнеримский поэт рубежа тысячелетий Пубий Овидий Назон в своей поэме «Наука любви» (III, 353-368) дает советы женщинам, как завоевать мужскую любовь, используя игры в кости как метафору:

О мелочах говорить не хочу — что надо и в бабках
Толк понимать, и в игре в кости последней не быть:
Надобно знать, то ли трижды метнуть, то ли крепко подумать,
Что принимать на себя, в чем, подчинясь, уступить.
Если играешь в «разбойников», будь осмотрительна тоже:
Пешка, встретясь с двумя, сразу уходит с доски,
Воин без пары своей и стесненный борьбу продолжает,
Вновь повторяя и вновь соревновательный ход.
Гладкие шарики пусть насыплют в открытую сетку –
По одному вынимай, не шевеля остальных.
Есть и такая игра, где столько прочерчено линий,
Сколько месяцев есть в быстробегущем году;
Есть и такая, где каждый выводит по трое шашек,
А побеждает, кто смог в линию выстроить их.
Много есть игр, и надо их знать красавице умной,
Надо играть: за игрой часто родится любовь.
Публий Овидий Назон. «Наука любви». Перевод Михаила Гаспарова

Интересно, что здесь, как и по эпиграмме Агафия, можно реконструировать некоторые правила этих настольных игр. Более того, косвенно текст свидетельствует, что древнеримские девушки и женщины играли отнюдь не только в детские «пять камешков», но и во вполне азартные и стратегические латрункули.

Таким образом, становится понятно, что древние римляне играли все без исключения — невзирая на возраст, пол, социальный статус, благосостояние, запреты и наказания. Азартные игры хоть и были вне закона, но не осуждались обществом.

Конечно, многие интересные факты о древнеримских азартных играх остались за пределами нашего блога. Их реконструированные правила можно прочесть в многочисленных книгах на эту тему. А в сувенирных магазинах музеев (а теперь и в интернете) есть в продаже современные версии — с фишками, жетонами, игровыми досками, как положено.

Закончим же мы надписью на уже упоминавшейся игровой доске на плитах форума далекого африканского Тимгада: «Охотиться, мыться, играть, смеяться — это и есть жизнь» (VENARI LAVARE LUDERE RIDERE OCCEST VIVERE).

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!
Установите приложение MEGANEWS на Google Play
УСТАНОВИТЬ
Закрыть
Закрыть

Обнаружен Adblock

Поддержите нас, пожалуйста, отключив блокировку рекламы.