ЛЕНТА

Время первой

От коронавирусной инфекции не застрахован никто, но некоторые из нас неизбежно пострадают сильнее. Более уязвимым перед лицом болезни человека делают возраст, пол — и даже группа крови. Рассказываем, почему тонкие отличия между эритроцитами внезапно оказались важны, и к каким еще последствиям могут привести несколько десятков атомов на поверхности наших красных кровяных телец.

Этот признак кажется ничего не значащим — пока речь не заходит о переливании или экстренных операциях. Более того, мы даже ищем способы стереть это различие и превращать кровь одной группы в другую (подробнее об этом читайте в нашем тексте «Обращение крови») — в таком случае подобрать донора стало бы проще, а нашивка на рукаве и вовсе потеряла бы смысл.

Группы крови системы АБ0

Ural-66 / wikimedia commons

Поделиться

Но даже несущественные на первый взгляд физиологические различия между людьми могут однажды «выстрелить». Высокий рост приносит с собой дополнительный риск болезней сердца (мы писали об этом в материале «В защиту маленьких»), а люди со светлыми глазами и кожей чаще болеют меланомой. Стоит ли удивляться тому, что и с группой крови есть медицинские нюансы?

Дьявольская деталь

Эритроциты из крови разных групп не различит даже наметанный и вооруженный глаз. Всех различий — буквально пара десятков атомов. Антигены, на основании которых кровяные тельца распределяют по группам АБ0 — это даже не самостоятельные молекулы, а нашлепки, углеводные довески к мембранным белкам.

Базовый вариант, антиген Н, который встречается у людей с первой группой крови (0) — это цепочка из трех молекул сахара галактозы на коротком углеводородном хвосте. Антиген В длиннее Н на одну галактозу, а антиген А длиннее Н на галактозу и остаток уксусной кислоты.

Структура антигенов Н (внизу), А (слева) и Б (справа)

Atsushi Hara et al. / Molecules, 2013

Поделиться

Это не уникальное свойство эритроцитов — большинство человеческих клеток увешаны углеводными отростками, это помогает им удерживать вокруг воду и крупные молекулы, прикрепляться к другим клеткам или, наоборот, их отталкивать. Антигены А, В и Н, вероятно, выполняют примерно такие же функции, хотя зачем конкретно они нужны, мы не знаем. «Лысые» эритроциты, на которых не «растет» даже антиген H — такие бывают у людей с «бомбейской» группой крови — успешно справляются со своими обязанностями, поэтому едва ли от этих антигенов зависит что-то жизненно важное. Хотя, учитывая, что их находили и на других типах клеток — например, на стенках сосудов, дыхательных путей или кишечника — возможно, мы просто многого еще о них не знаем.

Но если у человека на эритроцитах есть поверхностные антигены с сахарными нашлепками, то организму приходится с этим считаться. Иммунная система запрещает лимфоцитам производить к этим антигенам антитела, чтобы не воевать со своими клетками. И если в тело человека проникает патоген с такой же «прической» (то есть покрытый такими же или похожими молекулами галактозы), то он получает шанс проскользнуть незамеченным — уж слишком похож на своего для иммунной системы.

Поэтому люди с первой группой крови (0) могут считать себя особенно удачливыми: на их «бритых» эритроцитах (не путать с «лысыми»!) нет дополнительных нашлепок, а в крови плавают антитела к обоим антигенам — и А, и В. Значит, у иммунитета выше шанс распознать заблудшую в кровоток или кишечник патогенную бактерию. Например, некоторые штаммы кишечной палочки несут на своей поверхности антиген, очень похожий на В. Поэтому люди с третьей и четвертой группой крови (В и АВ) чаще болеют кишечными инфекциями — видимо, нехватка антител к антигену В мешает им быстро справиться с микробом.

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Некоторые патогены играют на нехватке антител у хозяина и прикидываются его собственной клеткой. Так делают, например, плоские черви шистосомы. Хотя никто не знает, как именно им удается украсть с хозяйских клеток антигены (и почему они крадут только антигены А и В), но так или иначе, через некоторое время после заражения черви оказываются ими покрыты. В итоге люди с первой группой крови (0) и здесь лучше держат удар — под «бритого» волосами не замаскируешься.

Похожая история, видимо, происходит и с вирусами: многие из них, выходя из человеческих клеток, закутываются в их мембрану и поэтому тоже оказываются покрыты человеческими антигенами. Это значит, что, если в организме человека припасены антитела к этим антигенам, его может быть сложнее заразить. Поэтому люди с первой группой крови (0) и здесь оказываются менее уязвимы — по крайней мере, так было с SARS (вирусом атипичной пневмонии) и, по некоторым данным, с ВИЧ.

Тем не менее, иногда антигены группы крови могут оказаться полезны. Например, при холере. Холерный вибрион выделяет токсин, который проделывает дырки в стенке кишечника — из-за этого человек буквально истекает водой и может погибнуть от потери жидкости. Антигены А и В сорбируют этот токсин на себя, он реже доходит до стыков между клетками и наносит меньше урона. А люди без этих антигенов, то есть с первой группой (0), страдают сильнее.

Пересластили

Но одной лишь устойчивостью и уязвимостью к тем или иным микробам различия между группами крови не исчерпываются. Дело в том, что гены локуса АВО, которые отвечают за АБ0 (поверхностные антигены эритроцитов), кодируют не сами сахарные нашлепки, а ферменты, которые их навешивают. И ничто не мешает этим ферментам приклеить лишнюю галактозу куда-нибудь еще.

Иногда такой довесок может усилить активность белка — например, если это сигнальная молекула, то она начнет лучше прилипать к своей мишени. И не всегда это идет на пользу организму: если чрезмерную активность проявляет какой-нибудь фактор роста, то клетки начинают делиться чаще положенного. Возможно, именно поэтому у людей со второй группой крови (А) чаще возникают опухоли в самых разных системах органов, от крови до пищевода и влагалища.

Другой пример — молекула ICAM-1 в стенках сосудов. Когда она закреплена на поверхности клеток, то позволяет лейкоцитам крепко прилипнуть к стенке и проползти сквозь нее в ткань из крови. Когда ICAM-1 плавает в кровотоке, то она, наоборот, мешает лейкоцитам выйти в ткани. У людей с группой крови А растворенной ICAM-1 подозрительно мало — и в то же время чаще возникают воспаления, например, атеросклероз. И хотя до сих пор точно неясно, что именно происходит с ICAM-1 в их организме, можно предположить, что лишний сахарный остаток мешает ферментам откусывать молекулу с поверхности клетки, поэтому в кровотоке ее оказывается меньше, лейкоциты чаще прилипают к стенкам сосудов — и отсюда происходят частые воспаления.

Другие же молекулы от прибавления галактозы, наоборот, работают хуже. Так происходит, например, с фактором фон Виллебранда — одним из участников свертывания крови. Лишний сахарный остаток придает ему устойчивости, поэтому у людей с первой группой крови (0) фактор фон Виллебранда быстрее разрушается, а его концентрация в крови ниже. Поэтому люди с антигеном H оказываются в выигрыше во всех случаях, где хорошо иметь кровь пожиже: у них реже образуются тромбы и развиваются инсульт и инфаркт миокарда. И точно так же первая группа крови проигрывает там, где свертывание, напротив, полезно — например, в случае язвы кишечника, когда кровотечение может оказаться смертельным.

Кому в пандемию жить хорошо

Как бы нам ни хотелось верить, что все равны перед лицом болезней, это редко оказывается правдой. И COVID-19 не стал исключением. Как только пациентов с новой болезнью стало достаточно, чтобы сформировать из них выборку, начались статистические подсчеты и попытки понять, кто все-таки рискует сильнее прочих, а кто менее уязвим (мы собрали их в материале «Мы находимся здесь»). И в списке факторов риска, помимо самых очевидных — пола, возраста, беременности и тяжелых болезней — появилась группа крови.

Сначала китайские врачи подметили, что пациенты с первой (0) группой крови реже попадают в больницу с коронавирусной инфекцией — их насчитали там всего 26 процентов при 33 процентах в среднем по популяции. И хотя не всем удалось потом подтвердить эту корреляцию, в большинстве работ она повторилась, и чаще всего в выигрыше были именно люди с первой группой (0), которые, по разным подсчетам, реже подхватывали коронавирус, мягче болели и реже умирали.

Пандемия пока не дала врачам времени подробно разобраться в механизмах этой закономерности. Но с учетом того, что мы уже знаем о неравенстве между носителями крови разных групп, в ней нет ничего удивительного. SARS-CoV-2, как и многие другие вирусы, размножается в наших клетках и на выходе покрывается их мембраной — а значит, подобно ВИЧ и SARS-CoV-1, может лучше маскироваться в организме людей с А- или В-антигенами или прочнее прилипать к сахарным остаткам на поверхности клеток.

Играют свою роль и проблемы с «раздачей» антигенов эритроцитов другим клеткам. Навешивание лишних сахаров на молекулу ICAM приводит к более сильному воспалению, которое часто присоединяется к коронавирусной пневмонии. А избыток фактора фон Виллебранда в крови у людей со второй (А), третьей (Б) и четвертой (АБ) группой крови усиливает образование тромбов — которым тоже печально славен COVID-19.

Впрочем, не стоит слишком завидовать тем, кого природа обделила остатками галактозы на мембранных белках эритроцитов. Подобно многим другим признакам человека, группы крови полезны своим разнообразием. Каждая новая инфекция бьет по одним людям сильнее, чем по другим — тем самым оставляя человечеству шанс пережить ее и двинуться дальше. В этот раз повезло носителям «бритых» эритроцитов — но кто знает, какая пандемия будет следующей?

Полина Лосева
источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!
Установите приложение MEGANEWS на Google Play
УСТАНОВИТЬ
Закрыть
Закрыть

Обнаружен Adblock

Поддержите нас, пожалуйста, отключив блокировку рекламы.